EleanorNox
Дневник Джона Винчестера




1983 год




16 НОЯБРЯ

Посетил Миссури, чтобы узнать правду. Познакомился там с Флетчером Гейблом, он вручил мне записную книжку и велел все записывать. Флетчер сказал, что моя новая жизнь – что-то вроде школы, и я не получу зачет, если не буду тщательно конспектировать. Вот только если я завалю этот зачет, не сносить мне головы, и мои дети останутся сиротами.

Итак, я возвращаюсь к тому, с чего все началось.

Две недели назад моя жена погибла. Я видел, как она умерла, прикованная к потолку в комнате Сэмми, видел кровь, капающую в колыбель, пока Мэри не поглотило пламя. За неделю до этого мы были обычной семьей… обедали, ходили смотреть, как Дин играет в детский бейсбол, покупали игрушки малышу Сэмми. А потом внезапно все изменилось… Когда я вспоминаю об этом, и мои мысли снова и снова возвращаются туда… мне кажется, я схожу с ума. Как будто кто-то вырвал мне руки и выколол глаза, брожу как в воду опущенный и совершенно ничего не могу делать.

У Мэри тоже была привычка вести дневник. Она говорила, что это помогает ей запомнить все мелочи о мальчиках, обо мне… жаль, что мне не довелось прочитать ее дневники – как и многое другое, они сгинули, сгорели дотла. Она всегда хотела, чтоб я тоже попытался записывать и, возможно, была права, возможно, это поможет мне запомнить, понять. Похоже, Флетчер тоже так думает.

Все утратило смысл. Жена погибла, сыновья остались без матери… ужас, который я видел той ночью… я никогда не забуду, как примчался в детскую, услышав крик Мэри… несколько мгновений все было тихо – Сэмми спокойно лежал в своей кроватке, и я решил, что мне послышалось – пересмотрел ужастиков перед сном. Но тут упала капля крови, я поднял взгляд и увидел мою жену…

Наш дом наполовину разрушен, хотя горел он всего несколько часов. Почти вся одежда и фотографии уничтожены, даже сейф, в котором хранились дневники Мэри, сберкнижки с деньгами на колледж мальчиков, кой-какие драгоценности, что у нас были – все пропало. Как могло случиться, что мой дом рухнул вот так, в мгновение ока, а вместе с ним рухнула и вся моя жизнь? Как могла моя жена сгореть?

Я хочу вернуть свою жену. Господи, как бы я хотел этого!

Сначала я думал, что мы сможем остаться. Майк и Кейт на первых порах помогали мне с мальчиками, Джули была просто спасением, но когда я попытался рассказать им – рассказать Майку – что, по-моему, произошло той ночью… он только глянул на меня, и этот взгляд… Майк явно решил, что я свихнулся. Судя по всему, он и Кейт на что-то такое намекнул. Следующим же утром она сказала мне, что стоило бы сходить к психотерапевту. Говорить о подобном с незнакомцем? Да я даже после службы к психологам не обращался, сам справился. Мои друзья решили, что я чокнулся. Как знать, может я и…

Полиция по-тихому прикрыла дело после того, как им не удалось повесить его на меня. Их не волновало, что она была на потолке, им было чхать на кровь на ее животе и вообще плевать на все, о чем я говорил. Им хотелось получить ответы, которые звучат правдоподобно. И не важно, насколько они правдивы на самом деле. В последний раз я говорил с копами через неделю после смерти Мэри, они задали те же вопросы, что и в ночь пожара. Где я был? Как у нас с Мэри складывались отношения незадолго до пожара? Какие-нибудь проблемы с мальчиками? Сказал бы я, куда им засунуть эти вопросы…

Дядя Мэри, Джейкоб, устроил ей похороны в Иллинойсе, откуда она родом. Я не ездил. Зачем? Там и хоронить-то было нечего, да и вряд ли бы я стал слушать траурные речи. Я сильно запил. По ночам, когда я сижу в комнате Сэма и Дина, мне слышится всякая хрень. Последние дни я как в тумане - будто вспоминаю старый сон, но не могу понять, произошло это в реальности или приснилось. Мысленно я все время возвращаюсь к той ночи. Какого я тогда вообще вылез из кровати? Я смылся, чтоб посмотреть телевизор, а моя жена умерла. Мне так жаль, Мэри.

Дин почти не разговаривает. Я пытаюсь с ним заговорить о пустяках, предлагаю поиграть в бейсбол. Все, что угодно, лишь бы он снова ощутил себя нормальным ребенком. Но он ни на минуту не отходит от меня и своего братишки. Каждое утро, проснувшись, я обнаруживаю Дина в колыбельке, обнимающего крошку Сэма. Как будто он пытается защитить его от того, что таит в себе ночь.

Сэмми часто плачет, требуя свою мамочку. Я понятия не имею, как его успокоить, а часть меня даже не хочет этого. Мое сердце кровью обливается, стоит мне подумать, что скоро он вообще о ней забудет. Я не могу позволить умереть памяти о ней.

Вчера проснулся с жуткой похмелюги… мне вообще ничего не хотелось, а уж тем более нарываться на откровения с Майком, который заловил меня по дороге на кухню. Думаю, у него есть на это определенное право, ведь это же его дом. Он опять завел шарманку: я должен помочь тебе собраться, ради мальчиков… но, кажется, его больше волнует гараж. Давил на то, что мне надо просто погрузиться в работу… Не, ерунда какая – просто в работу погрузиться. У меня жена погибла, с ней произошло нечто ужасное, возможно, мои дети в опасности, ради всего святого, как я могу забыть обо всем и погрузиться в работу?

В любом случае, я сказал, что он может забыть об этом. Он опешил: «Ты что, собираешься бросить дело всей своей жизни?» Смотри внимательно, Майк. Еще как могу.

Я вышел из дома с чеком Майкла в руке. Не так уж и сильно он обо мне волновался, чтобы пытаться удержать. В обиде ли я на него из-за этого? Не знаю. Я оставил мальчиков у Джули и сразу отправился обналичивать чек. Вышел из банка с достаточным количеством баксов, чтобы заполнить багажник моего автомобиля различными средствами защиты. Ну, там, парочка Винчестеров 1300, Stevens 311. Старый добрый 9-миллиметровый Браунинг, 44 Desert Еagle, Ruger SP101, маленький карманный 22-й. Это так, для начала.

В жизни столько не писал – надеюсь, больше и не доведется.



Второй раз посетил Миссури и не могу объяснить… на что это было похоже, вроде как мы давние друзья. Она знает каждую мелочь, не только из моей жизни, но и мои мысли, страхи. Она первый человек, который после моего рассказа не смотрел на меня, как на чокнутого… просто слушала и кивала, а еще сказала, что верит мне. А еще она сказала, что если я хочу получить ответы, я должен принести жертву. Кровавую жертву. И тогда я вырвал у себя ноготь, спокойно, будто это было для меня привычным делом. У нее было видение, и в соседнем доме мы обнаружили кровавую бойню, а на стене слова МЫ ИДЕМ ЗА ДЕТЬМИ. После этого совершенно не помню, как я оказался у Джули, где оставил мальчиков. Сэм и Дин были в порядке, но вот Джули… она была мертва. Что-то разорвало ее в клочья. Миссури нашла в ее теле зуб, я попытался его нарисовать, но художник из меня фиговый. Я взял мальчиков, попрощался с Миссури и дал деру из Лоуренса.

Если я когда и надумаю вернуться, то нескоро.

Дин считает иначе. Первым делом он хотел знать, когда мы вернемся домой. Но у нас нет больше дома, Дин. Чем скорей ты привыкнешь к этому, тем лучше. У нас не будет дома до тех пор, пока мы не найдем то, что убило твою маму.

Первая остановка – Эврика. Флетчер сказал, что начинать следует отсюда.